Председатель Регионального Совета, Неменко Александр Валериевич, +79788461200, avnemenko@yandex.ru

Батарея № 30 (недостроенная царская батарея № 26)


Батарея № 30 (недостроенная царская батарея № 26)

История сооружений крепости по имени "30 батарея" начинается еще до революции, но не в январе 1914 года, как это было принято считать, (именно в это время были развернуты работы по строительству самой батареи), а в декабре 1912 года, когда было начато строительство системы сухопутной обороны Севастопольской крепости. Пехотное укрепление (называвшееся то форт, то редут) было построен на высоте Алькадар в 800 метрах от места, где чуть позже будет сооружена батарея. 

   Укрпеление имело траншею, опоясывающую вершину высоты т.н. "боевой гребень", неправильной формы. В траншее имелись ступени на стрелковый банкет, барбеты для орудий и бетонные ниши-укрытия для личного состава. Проектировались казармы, капониры и укрытия для личного состава. Укрепление было рассчитано на роту пехоты при двух трехдюймовых полевых орудиях и двух пулеметах. Работы по строительству укрепления завершены не были. Практически полностью была выполнена стрелковая траншея, но под бетонную полуподземную казарму был только отрыт котлован на правом фланге и начато постройка одного из капониров Не была построена и центральная казарма, ворота и.т.д. По конструкции форт "Бельбек" был сходен с укреплениями Балаклавской долговременной группы (на высоте 386,6 и на высоте 212,1). Именно эти сооружения стали самой старой частью новой береговой батареи. Расположение 26 (впоследствии 30-й) батареи на узкой, вытянутой, в плане возвышенности с крутыми склонами до 35 градусов представлялось тактически наиболее выгодным. Однако, одновременно, это обстоятельство сильно осложнило строительство и определило и архитектуру возводимой батареи. Недостаток места вынудил строителей объединить две ее башни одним подземным, монолитным блоком. Данное решение несколько ухудшало живучесть батареи, по сравнению, например, с 35-й, где орудия были разнесены на большее расстояние. В то же время это упростило решение многих инженерных задач.

   К осени 1917 года, работы по сооружению подземного блока 26 батареи были выполнены на 70%. Для доставки на 26 батарею тяжеловесных частей башенных установок от станции Мекензиевы Горы была подведена железнодорожная ветка, устроено шоссе. Для обеспечения водой были пробурены две артезианские скважины и под полом орудийного блока устроены бетонные резервуары для воды, общей емкостью 500 кубометров, ссоружен бетонный завод, созданы склады материалов и различного имущества.

   Стальной профиль, для сооружения батареи, был заказан за границей. Продолжались работы по изготовлению башенных установок и орудий на Металлическом заводе. Но с началом революции строительство батарей было приостановлено.

   В 1927 году на заседании ЦК ВКП(б) был заслушан доклад К.Е.Ворошилова, о воссоздании обороны Севастополя. Перед РВС СССР была поставлена задача в течение 1928-1932 гг. создать надежную береговую оборону главной военно-морской базы Черноморского флота. В 1932 году, спустя почти 20 лет, работы на батарее возобновились. Проектированием руководил участник строительства батареи № 25(35) на м.Херсонес, автор проекта ББ №10 (в районе устья р. Кача) А.И.Васильков.

К 1 сентября 1930 г. удалось завершить восстановление железнодорожных и крановых путей. В орудийном блоке батареи были установлены все броневые двери и засыпана песчаная прослойка напольной стены. Приступили к строительству бетонного завода для бетонирования покрытия блока. Готовность башенных артиллерийских установок на Ленинградским Металлическим заводом к тому времени составляла 30%. Ижорский завод изготавливал крыши башен и боевой рубки командного пункта.

В подготовительный период строительства (1929-1930 гг.) кроме восстановления железнодорожного пути спроектировали и построили казарменный городок батареи на 500 человек с квартирами командного и казармами рядового состава, клубом, баней и т.п., шоссейную дорогу к стройплощадкам огневой позиции и командного пункта, а также мастерские. Для обеспечения строительства электроэнергией оборудовали трансформаторную подстанцию, получавшую ток от электростанции Северного дока Севастополя.

Организация работ была очень сложной, на ограниченной площади трудилось одновременно 1500 человек. При бетонных работах использовался гравий с близлежащего пляжа. Он промывался сначала морской, потом пресной водой. Доставлялся бетон к месту укладки вагонетками по узкоколейке. В час укладывали не менее 45 кубов бетона.. Для доставки деталей башен по трассе старой узкоколейки был проложен ж/д путь нормальной колеи. Детали монтировались "с колес". Небольшая площадь не позволяла разместить, не только бетонный завод обычного типа, но и необходимые запасы цемента, песка и щебня. Поэтому было принято предложение военного инженера А.И.Василькова подавать бетон снизу при помощи бетонолитной мачты.

По этой схеме было уложено несколько тысяч кубометров бетонной массы для монтажа жестких барабанов и неподвижной брони орудийных башен. К каждой из башен были построены подъездные пути, смонтирован 75 тонный электрический подъемный кран. Специально для батарей были разработаны современные приборы управления огнем "Баррикада".

26 июня 1933 г. посетивший строительство объекта Начальник инженеров РККА Н.Н. Петин издал следующий приказ:

«Проведенным мною, совместно с группой работников УНИ РККА, обследованием хода работ по батарее №30 установлено:

План работ по батарее, которая должна была вступить в строй еще в прошлом году, на 1 июня 1933 г. выполнен лишь на 22,8%. Такие, совершенно недопустимые на военной стройке, темпы работ объясняю не только задержкой в получении для батареи из Центра боевого и технического оборудования, но и совершенно неудовлетворительным руководством работами со стороны Крепостного УНР и недостаточностью и нажимом со стороны УНИ МСЧФ.

Календарные планы работ нарушались неоднократно во всех звеньях руководства, начиная с УНИМС, УНР, участка и кончая рабочей бригадой. Командованием не были мобилизованы силы на выполнение, во что бы то ни стало, плана работ в установленный Правительством срок; не было проявлено достаточных усилий и со стороны партийных и профессиональных организаций по обеспечению успешного выполнения этого задания.

Задержка в присылке из Центра оборудования (санитарного, технического, электромеханического, артиллерийского и проектов поста электризации и поста управления) не может служить оправданием совершенно недостаточных темпов в работе, т. к. даже работы не зависящие от получения оборудования, не форсировались, дренажные работы, отделка проемов казематов, прокладка потерны, строительные работы компоста [командного поста] – все это могло быть закончено к 1 июля.

Бросается в глаза крайне пренебрежительное отношение технического руководства участка к механизации наиболее трудоемких работ: так из 7 имеющихся перфораторов, в работе находятся только 2, остальные бездействуют в ожидании ремонта и запасных частей, имеющиеся на складе 2 бетономешалки более года лежат не использованными и не отремонтированными.

Уход за техникой – плохой. Машины и агрегаты не смазываются, планово-предупредительный ремонт тракторов не производится.

Техническое руководство работами совершенно недостаточное. Работы ведутся без надлежащего технического осмотра. Ночные смены техническим руководством очень часто, совсем не обеспечиваются, т.к. инженерно-технический персонал на ночных работах в большинстве случаев не присутствует. Техническая приемка законченных работ не ведется, акты не составляются, техперсонал и рабочие не инструктируются.

Проекта организации работ нет. Компоновка бетонного завода компоста не продумана; рельсовый путь проложен так, что движущиеся вагонетки со щебнем, песком и цементом, сталкиваясь задерживали темпы бетонных работ.

Качеству работ должного внимания не уделяется. Из-за несвоевременной расчистки температурных швов внутри массива протекает вода. Работы в потерне ведутся без передвижного шаблона, что вызывает лишнюю выемку породы и укладку лишнего бетона. Сетка армирования вместо нижней части местами укладывается в верхнюю часть свода. Щебень, приготовленный для бетонирования компоста, загрязнен, промывка и прогрохотка заблаговременно не была организована. В армировании стен компоста допущены ошибки: хомуты между собой не охвачены, внешняя вертикальная сетка местами лежит на опалубке, в вертикальных стержнях не оставлены концы для увязки с армированием покрытия.

Из-за небрежной разработки рабочих чертежей фундамента под трансформаторы, были большие переделки в каземате №12.

Командование, партийно-политическое и профсоюзное руководство не использует всех рычагов массово-политической работы и до сих пор не мобилизовало активности рабочих масс на борьбу за выполнение плана в поставленные сроки; в должной мере не было развернуто соцсоревнование и ударничество вокруг основных вопросов борьбы за действительный хозрасчет, за высокое качество и производительность труда, за большевистские темпы работы.

Вскрытые обследованием недочеты свидетельствуют о глубоком прорыве в производственной, хозяйственной и финансовой работе участка крепостного УHP, почти полном отсутствии живого конкретного инструктажа на участках со стороны УHP, на что обращаю внимание Начальника Инженеров Черного Моря тов. Вейнгера и ставлю на вид бывшему Начальнику Управления тов. Цигурову, а также Начальнику Управления тов. Косовичу.

Ввиду явной невозможности закончить строительство батареи №30 в указанный Правительством срок – 1 июля 1933 г. вынужден в срочном порядке возбудить ходатайство перед Народным Комиссаром по Военным и Морским Делам – об установлении новых по моему мнению вполне реальных, сроков для окончания работ, а именно:

1. По башенному массиву: закончить к
А) Основные строительные работы – 20.07.1933
Б) Монтажные работы ЛМЗ – 15.08.1933
В) Монтажные работы ЭМС – 15.08.1933
Г) Монтажные работы СТС – 01.11.1933
Д) Доделки по массиву и сдача в эксплуатацию – 15.09.1933

2. По компосту (надземная часть).
А) Основные строительные работы – 10.09.1933 Б) Монтажные работы ЭМС – 01.10.1933
В) Монтажные работы СТС – 01.10.1933
Г) Доделки по компосту и сдача в эксплуатацию – 01.10.1933

3. Потерны и подземная часть компоста.
А) Основные строительные работы – 15.10.1933
Б) Оборудование – 01.10.1933
В) Доделки по компосту и сдача в эксплуатацию – 10.11.1933

Одновременно принимаю меры к ускорению доставки из Центра недостающего артиллерийского и технического оборудования...».

Пробный отстрел батареи был произведен в 1934 году, однако доводка отдельных узлов продолжалась до 1938года. 

   В 1936 году на территории форта "Бельбек" начато дооборудование  КП батареи приборами управления стрельбой. На конструкции КП стоит остановиться особо. Расположенный на возвышенности в 650 м. северо-восточнее орудийного блока, КП батареи соединялся с ним подземным переходом, пробитым в скальном грунте на глубине до 37м. Примерно посредине подземного хода был оборудован выход на поверхность.  Внутри блока, имевшего вход в виде коленчатого сквозника с газовым шлюзом, находились радиорубка с помещением для аккумуляторов и кубрик личного состава. В бетонный монолит блока была вмонтирована боевая рубка с бронированными стенами и крышей соответственно 406 и 305 мм. Она имела четыре смотровых щели и оптический визир командира батареи. В 50 метрах от основного блока КП, соединенная с ним подземным ходом была установлена вращающаяся бронированная дальномерная рубка, оснащенная стереоскопическим дальномером фирмы "Цейсс" с десятиметровой и стереотрубой с пятиметровой базой. В нижнем подземном этаже командного пункта, выполненном в виде бетонированного тоннеля длиной 53 и шириной 5,5 м., находились: центральный пост управления огнем батареи, кубрики и каюты личного состава, санитарный узел, дизель-генераторная, котельная с запасами топлива и фильтровентиляционная установка.

   В центральном посту располагалась основная группа приборов управления стрельбой "Баррикада" в составе: построителя горизонтально-базного дальномера (ГБД), трансформатора азимута и дистанции (ТАД), автомата прямого курса (АПК) и др. приборов. Верхний и нижний этажи командного пункта соединялись между собой вертикальной шахтой с электрическим лифтом и лестницей. Для обеспечения стрельбы батареи по сухопутным целям уже в ходе войны было оборудовано шесть корректировочных постов, располагавшихся на господствующих высотах в районе Севастополя. Вход в блок снабжался тамбур-шлюзом, закрывался броневой дверью и коленчатым сквозником. В железобетонное покрытие блока была вмонтирована броневая рубка «КБ-16» (толщина брони стен – 406 мм, крыши – 305 мм) с четырьмя смотровыми щелями и оптическим визиром командира батареи типа «ПКБ» (впоследствии замененным на «ВБК-1»).

В подземной части КП, расположенной на глубине 37 м в виде обделанного бетоном тоннеля длиной 53 м и шириной 5,5 м, находились: главный центральный пост батареи, автономная электростанция и котельная с запасами топлива, фильтровентиляционная установка и помещения для личного состава.

В главном центральном посту располагалась основная группа системы управления стрельбой (ПУС) системы «Баррикада» в составе построителя горизонтальнобазного дальномера (ГБД), трансформатора азимута и дистанции (ТАД), автомата прямого курса (АПК) и ряда других приборов.

Построитель ГБД принимал целеуказание от шести выносных наблюдательных постов, расположенных на мысе Керменчик, у деревни Мамашай, на бывшей береговой батарее №7 (Северная сторона Севастополя), на бывшем форте «Литер-А» (район бухты Стрелецкая), мысе Фиолент и горе Кая-Баш. Каждый пост представлял собой железобетонное сооружение легкого типа в котором размещались оптический стереодальномер 6-метровой базы «ДМ-6» и визир конца базы типа «ГО». Ночная стрельба обеспечивалась двумя передвижными прожекторными станциями типа «3-15-4» для которых на берегу построили железобетонные укрытия.

Наземная и подземная части КП соединялись между собой вертикальной шахтой с электрическим лифтом и лестницей.

650-метровая потерна глубокого залегания, соединявшая КП с орудийным блоком, имела небольшой уклон к середине, откуда имелось перпендикулярное ответвление служившее водостоком. В него выходили канализационные и дренажные трубы, проложенные под полом потерны. На участке между водостоком и орудийным блоком потерна имела еще одно выходящее на дневную поверхность ответвление, служившее запасным выходом. К нему пристроили убежище расположенного рядом караульного помещения.

Трансформаторная подстанция, предназначенная для питания батареи электроэнергией от городской высоковольтной сети, располагалась в отдельном бетонном блоке расположенном в 50 м юго-западнее орудийного блока (бывшее убежище для орудий). Подстанция имела вход с коленчатым сквозником и пять помещений, соединенных коридором. В них располагались: понижающий трансформатор мощностью 180 кВА для преобразования трехфазного переменного тока напряжением 6000 В в ток напряжением 400 В, электромашинный преобразователь переменного тока напряжением 400 В в постоянный напряжением 220 В и дизель-генератор мощностью 50 кВт. Часть помещений имела окна для естественного освещения и вентиляции. Блок подстанции был выполнен аналогично орудийному блоку (сводчатые покрытия толщиной 2-2,5 м на стальных гнутых швеллерах). В верхней части блока имелся ввод высоковольтной воздушной линии электропередачи проведенной к батарее с Северной стороны Севастополя.

Внутри орудийного блока располагалась еще одна трансформаторная подстанция с двумя трансформаторами мощностью по 320 кВА. Она получала питание от городской высоковольтной сети по двум независимым подземным кабельным линиям.

Для автономного обеспечения электроэнергией потребителей батареи, в ее орудийном блоке оборудовали силовую станцию состоявшую из двух дизель-генераторов «6БК-43» мощностью по 370 кВт и двух электромашинных преобразователей. Командный пункт имел собственный дизель-генератор. Запасы топлива и масла для дизелей хранились в подземных емкостях. Аварийное питание сетей освещения, связи и сигнализации обеспечивалось аккумуляторной батареей большой емкости.

Сухопутный обвод батареи был усилен шестью железобетонными пятиамбразурными двухэтажными пулеметными ДОТами (в верхнем этаже устанавливался 7,62-мм пулемет "Максим" на поворотном станке, в нижнем находилось убежище и склад боезапаса). Интересной особенностью ДОТов явилось то, что в производстве бетона для их сооружения использовался зеленоватый диоритовый щебень. Были построены полевые сооружения, включавшие в себя стрелковые окопы, проволочные и минные заграждения. Проходившая в тыльной части батареи по карнизу высоты шоссейная дорога имела каменную подпорную стену, служившую одновременно бруствером для стрелков. Эта система обороны КП и батареи явилась еще одной составляющей обороны "крепости".

В окончательном варианте башенная береговая батарея №30 состояла из следующих основных сооружений:
– орудийного блока с двумя башнями;
– командного пункта с боевой рубкой, бронированной дальномерной рубкой, центральным постом и радиорубкой;
– отдельного блока электрической трансформаторной подстанции.

– системы противодесантной обороны батареи, состоящей из шести пятиамбразурных дотов, артиллерийской батареи, проволочного заграждения и минных полей.

– системы ПВО батареи состоявшей из 4 счетверенных  зенитных установок  и приданных зенитных стационарных батарей   №79, 78 и 77. В тылу орудийного блока построены две стационарные позиции (железобетонные казематы с лебедками) для подъема аэростатов заграждения.

При вступлении батареи в строй в 1934 г. ее командиром был назначен Д. Панников. Затем батареей командовал Е.П. Донец (впоследствии – полковник, заместитель начальника Артиллерийского отдела ЧФ). В ноябре 1937 г. в командование батареей вступил старший лейтенант Г.А. Александер.

Уже 1 ноября 1941г. в 12 часов 40 минут батарея №30 открыла огонь по скоплению мотомехчастей 132-й пехотной дивизии противника в районе станции Альма и селения Базарчик для поддержки 8-й бригады морской пехоты. Было проведено пять стрельб и выпущено 68 снарядов. Всего за время первого штурма батарея №30 провела 77 стрельб и выпустила 517 снарядов. Во время 2-го штурма батарея так же вела огонь.

19 декабря был подписан приказ о выделении личного состава для усиления фронта и создания резерва, по которому к 6 часам 20 декабря следовало сформировать из состава береговых батарей №10 и 30 – две роты по 150 человек, которые направлялись в распоряжение командования Приморской армии. Роты, под командованием капитана М.В.Матушенко и ст. л-та Окунева поступили в распоряжение командира 8-й бригады морской пехоты.

21 декабря 1941г. при обстреле батареи немецкими 356мм мортирами (815-й мортирный дивизион) было выведено из строя одно орудие батареи.

Материальная часть батареи имела ограниченный  ресурс: 200 выстрелов на ствол (всего 800 выстрелов).  По неполным данным с 1 ноября по 31 декабря батарея выпустила 1238 снарядов (по 300 на орудие при норме 200), что было пределом живучести орудийных стволов. Необходима была срочная их замена.

Работы начались 25 января в условиях скрытности. Замена стволов была завершена 11 февраля 1942г. С целью имитации небоеспособности батареи, в период с января по июнь  30-я ББ огонь не вела. В ходе 3-го штурма батарея открыла огонь 5.06.42г., однако уже 6.06.42г. батарея была накрыта огнем 615 мм немецких  мортир «Один» и «Тор».  Была выведена из строя 2-я башня батареи. 7.06.42г. усилиями ремонтной бригады башню удалось ввести в строй, однако действовать она могла только одним орудием, и стрельба велась с большими интервалами (подача боезапаса производилась вручную).

Но уже 7.06.42г. произошло попадание в 1-ю башню, которая была выведена из строя. В этот же день еще один 615мм снаряд пробил массив батареи,  попав в помещение ФВУ.  Одно орудие 1-й башни удалось восстановить, однако к этому моменту башню заклинило в положении развернутом к морю. Последний одиночный выстрел второй башней батарея сделала 10.06.42г.

Из-за неправильного перевода немецкого документа, принято указывать, что за время 3-го штурма батарея выпустила более 600 снарядов. Фактические цифры намного ниже. По данным допроса командира батареи,  майора Г.Александера батарея выпустила 53 снаряда (50 дальнобойных и 3 шрапнельных) по данным немецких наблюдательных постов 63 снаряда.

По докладам на 9 июня потери на батареях не превышали убитыми 4 и ранеными 10 человек. 30 батарея находится под непрерывным обстрелом 615-мм мортир и при постоянной угрозе окружения. 14 июня противник выпустил по батарее свыше 700 снарядов разного калибра. 15 июня на батарею бомбило в общей сложности 60 самолетов. Доты на подступах к позиции батареи оказались разрушенными. Бруствер подпорной стенки представлял собой бесформенную массу камней. Сам блок батареи лишился земляной обваловки, и был во многих местах разбит снарядами. Ночью 17.06.42г. для прикрытия позиции 30-й батареи была направлена разведрота 138-й стрелковой бригады (120 человек), однако уже  17 июня батарея № 30 была окончательно блокирована противником. Личный состав роты, под командованием ст. л-та Теличко и разведроты 138-й ОСБр был сбит с позиций, расчет батареи был блокирован в массиве  батареи.

В окруженной батарее осталось около 300 человек личного состава и бойцов 95 стрелковой дивизии и морских пехотинцев. (По данным допроса Г.Александера 600 человек).  Для доклада командованию о сложившейся обстановке командир батареи послал техника-интенданта 1 ранга И.Т.Подорожного с двумя краснофлотцами. Ему удалось прорваться и доложить командованию Береговой обороны о положении на батарее. 18 июня попытка прорыва к позициям батареи № 30 была произведена, но противник сосредоточил до 200 орудий на один километр фронта, и при поддержке авиации отбил попытку контратаки. Ночная попытка гарнизона 18 июня прорваться к нашим войскам так же не удалась.

Для штурма батареи, из состава немецких войск были выделены 1 и 2 батальоны 213 полка, 132 саперный батальон и 1 рота 173 саперного батальона .  Штурм укреплений 30-й, длившийся сутки закончился тем, что защитники ее были заперты внутри КП и орудийных блоков. В следующие дни противник пытался уничтожить защитников форта с помощью подрывных зарядов, бензина и горючих масел.

Внутри батареи произошел раскол среди защитников. Группа военнослужащих во главе с командиром батареи (численностью 25 человек) отошла в потерну, соединяющую КП и массив батареи, засыпав вход в потерну. Эта группа укрылась в помещении, вырубленном в скале, имеющем выход в потерну.  Остальной личный состав во главе с комиссаром Соловьевым остался в массиве батареи.

 

 

Внутрь башенных установок противник подвез ранее около 1000 кг взрывчатки и 1000 литров горючих материалов. Перебежчики выдали расположение устройства форта. В результате взрывов, произведенных немцами, произошли сильные пожары, и казематы были заполнены дымом. Большая часть гарнизона погибла от взрывов или задохнулась в дыму. Скопление легко воспламенявшихся материалов в ходах сообщения форта способствовало распространению пожаров по внутренним коридорам и помещениям. Бронированные двери в местах взрывов были вдавлены, а в других местах так деформировались от взрывной волны, что дым мог проникать в подсобные помещения. После «дымовой» атаки немцам удалось взять в плен 40 человек.

При восстановлении батареи, строители находили скелеты, одетые в противогазы.  Несколько иначе сложилась судьба 2-й группы.  По официальной версии, расширив дренажный сброс,   20 защитникам, во главе с командиром Г.А Александером удалось выйти. «По официальной версии», т.к. скорее всего, группа вышла  из батареи другим путем. Но эта версия требует дополнительной  проверки.

Майор Александер, ст. лейтенант Беккер,  л-т Шорохов, и два краснофлотца, переодетые в гражданскую одежду, были схвачены в районе Сонной лощины в блиндаже, в 200м от штаба 744-го пионерного батальона. Л-т Беккер был расстрелян сразу, майор Александер был расстрелян, как партизан (в связи с тем, что он снял форму) спустя несколько дней. Л-т Шорохов и один из краснофлотцев остались живы.

После освобождения Севастополя в 1944 г. началось восстановление объектов береговой обороны Главной базы ЧФ. На железнодорожной ветке, ведущей к позиции батареи №30, были оборудованы огневые позиции для железнодорожной батареи №16 (одно из орудий которой стоит рядом с паровозом «Железнякова»). На вооружении этой батареи состояли четыре 180-мм железнодорожные артиллерийские установки ТМ-1-180.

13 января 1947 г. решение № 0010 о восстановлении башенной батареи № 30 с использованием существующих фортификационных сооружений. Для ее перевооружения были использованы башенные установки, снятые с линкора "Полтава" в 1925-27 году. Каждая башня сейчас имеет три орудия, вместо двух, как было ранее. В настоящее время объект на консервации, и принадлежит ЧФ РФ.

 

Найти 30-ю несложно. Достаточно по Качинскому шоссе доехать до поселка совхоза им. С.Перовской и подняться вверх к поселку, ориентиром может служить недавно возведенная часовня, рядом с братской могилой защитников батареи. Находится часовня недалеко от входа на батарею, в конце улицы, носящей логичное название "Батарейная". Сейчас на территории укрепления воинская часть, на ее территорию попасть сложно (но по предварительной договоренности возможно). Однако вокруг батареи можно найти множество объектов, бывших частью обороны "самой сильной крепости мира". Прежде всего, это доты противодесантной обороны. Один из дотов находится на территории базы отдыха, (от часовни, чуть ниже по склону). Ныне на его крышу водружен водяной бак, в остальном, же, он неплохо сохранился. Дот, (как и все остальные доты противодесантной обороны) двухэтажный. Недалеко от него, у ограды базы отдыха, со стороны батареи можно найти раскат характерных бетонных блоков, с круглыми отверстиями.

Это остатки одного из СЖБОТов усиления обороны батареи. От него вдоль склона холма (по внешней его стороне, над дорогой) идет линия окопов, которая ведет к еще одному доту противодесантной обороны, который расположен немного ниже ограды в/ч. Дот сохранился неплохо, но нижний этаж его завален камнями и мусором. Рядом с ним видны остатки пулеметного дзота. Если продолжать двигаться на том же уровне, вдоль склона встретится почти целый СЖБОТ, остатки траншей, блиндажей, зенитных орудийных позиций, но все это заросло кустарником и особого интереса, наверное, не представляет. Следующим интересным объектом обороны батареи является еще один дот с развороченной амбразурой. Он расположен на стыке территории самой батареи, и ее КП. Дот имеет стандартную планировку, но интересен он тем, что он вписан в систему обороны командного пункта дореволюционной постройки. Вокруг КП идет ров со ступенями на бруствер и нишами укрытия личного состава. Ров и бруствер с фронта сильно повреждены, и заросли кустарником. Характерные обломки СЖБОТов, с круглыми отверстиями в обилии встречаются ниже по склону, но целых СЖБОТов до настоящего времени на этом участке не сохранилось.